podvalm: (Default)
LXE переводит

Где дрогнешь - и захватит дыханье высота,
Твой дом под линзой неба, в сердце горного хребта.
Ты горная фиалка, невидная вдали,
Но ты роднее мне огней оставленных долин.

Твой корень на скале, твой стебель на скале,
Где и зной, и холод, и ультрафиолет.
Ночь пой на скале, день пей на скале,
Солнца золото выжги на скале.

Пока горят равнины, пока гремит война,
Я здесь врасту в гранит и лед, один, как ты одна.
Я стану братом ветру и горному ключу,
И если я умру, то здесь, с тобой плечом к плечу.

Твой город на скале, твой берег на скале,
Где и зной, и холод, и ультрафиолет.
Ночь пой на скале, день пей на скале,
В неба олово глядя на скале.
podvalm: (Default)
Алексей Романовский, перевод финского гимна

("Этот колокол - нам, охраняющим сон,
Этот стон пробуждения - нам, сторожам изголовья".)

В те края идти три года в темноте
И лететь
Далеко,
Где теченье ловит тонкой ивы тень -
Звать ее
Марико.
Там следы твои укроет камышом,
Там не вспомнишь дома, сколько бы ни шел,
Только черная вода, как черный шелк,
Только там
Марико.

Сорван с города замок, распахнут склеп,
Стерт билет -
Рви, скользи.
Где перчатки фонари бросают вслед,
Нет ни лет,
Нет ни зим.
Все, что скомкано, удержишь в кулаке,
Но с самим собой, идущим налегке,
Будь готов сойтись в неведомой строке,
Чтоб прочла
Марико.

Я приду, как лист в лесу, луна давно,
Стук в ночи,
Марико.
В руки просится последнее звено:
Отточи -
И легко.
Мы в осенний дым твердили что невесть,
Но теперь при мне нет времени на лесть,
Я прошу тебя, поверь мне, что ты есть,
Что ты есть,
Марико.
podvalm: (Default)
"Выспался - это когда просыпаешься с твердым знанием, что тебе все равно, на каком глазу у текущей реальности тюбетейка. "
podvalm: (Default)

Тут перееханная Романовским песенка (копирую из его дневника).

I witnessed Moses crossing River Jordan chest deep
(Henceforth I will be never restrained.)
It's time to pack my bag for the emergency ship
(Henceforth I will be never restrained.)
We played a game of things that masters never possess.
Now words we exchange can't be standing for less.
Bells ring departure of the Orient express;
Henceforth I will be never restrained.

I climbed a hill and talked to the genius of place
(Henceforth I will be never restrained.)
The smell of his holster is the sign of his grace
(Henceforth I will be never restrained.)
I roam in the dark but know rivers that stream.
My path is clear and my heart is fourteen.
And now no more shall we be hiding within;
Henceforth I will be never restrained.

We end up forgetting our way to begin
(Henceforth I will be never restrained.)
We came here dancing when 'twas time to sing a hymn
(Henceforth I will be never restrained.)
A-standing on the roof I've seen it all as it is.
No sky has ever been lower than this.
No sky has ever been closer than this;
Henceforth I will be never restrained.

podvalm: (portret)
Надежда (сестра): "Сыграй песенку на ночь." - "Что тебе сыграть?" - "Ну эту... про металлическую бумажку." Видя мое недоумение, поясняет: "С табличкой... желтой." Речь идет о песне на стихотворение Леши Романовского "Те, кто остался на льду".
Спел. Следующая просьба - "про квадратные колокольчики и шарф с губами", не приведи Бог приснится...
Учится в 10-м классе СУНЦ МГУ.
Page generated Jul. 28th, 2017 04:29 am
Powered by Dreamwidth Studios